July 19th, 2012

Перфекционизм нас погубит? Напротив!


Вы видите? весла лежат на палубе, мы держим в руках шкоты :)))
Неделю назад мы вывезли наш прошлогодний испанский галеон на Верх-Исетский пруд и за неделю собрали его, внеся разнообразные усовершенствования. Поменяли крепление руля (неудачно, надо переделывать), наростили мачту и поменяли крепление реи, так что теперь она поднимается на добрый метр выше, заменили бортовую обшивку. Вместо декоративной, но хлипкой евровагонки на саморезах поставили нормальные доски на болтах, изрядно утяжелив конструкцию. Зато теперь борт связывает все элементы практически намертво. С рангоутом и такелажем разобраться, конечно, не успели.
В выходные отправились в плавание на остров Шабур с двумя ночевками на пиратские маневры (пираты во главе с Сашей Щаповым стояли на Петухе). Туда шли под веслами практически два часа, еще раз убедившись, что под видом галеона скрывается обычная галера (хорошо, галеас - большая галера с вспомогательным парусным вооружением). Наутро поставили мачту, подняли рю, вышли на веслах до глубины...
Ба! Оказывается, парус-то работает! Под весьма скудным ветром он давал ход, вполне сравнимый с весельным. Заслуга тут, конечно, не только в наконец-то нормальной мачте, но и в том, что на руле сидел Даня, свежеиспеченный яхтенный рулевой 2-го класса. Вот, сеньоры, образование какая полезная вещь!
Примерно за 40 минут сделали 2/3 вчерашнего пути (до полуострова Баран)... и при этом грести не надо! Чудо, господа испанцы, истинное чудо!
И так нам понравилось это дело, что мы тут же лоханулись. Есть ли Лох-Несское чудовище, нет ли — а вот чудовищные визовские лохи в субботу точно были. И это были мы. Нас угораздило понадеяться, что собирающаяся гроза пройдет далеко стороной... да, гроза стороной прошла, а вот ветер нас зацепил. Мы вышли с острова в достаточно свежий ветер, а он быстро дошел до крепкого. Когда наша немаленькая посудина вспенила бурун, как от хорошего моторного катера (не моторной лодки, а катера со стационарным движком), и шкот, который я держал в руке, стал отрывать меня от банки... Ну, вы поняли.
А мы ведь специально шили очень маленький парус, чтобы не попадать под обязательную регистрацию...
Хуже того, у нас сорвало крепление реи к бушприту и вырвало руль. Мы с Даней с огромным трудом впихнули руль на место и работали вдвоем — я прижимал сверху, он работал румпелем. Наконец, мы уронили рей (у нас очень примитивное вооружение — разрезная латынь, поэтому сначала бросаем шкоты, а потом спускаем рей на палубу). Оставшегося хода (веслами мы больше рулили и подгребали) нам хватило, чтобы продолжать движение с приличной скоростью. Мы решили уходить по ветру к ближайшему берегу и прятаться в камышах. Судя по всему, это было верное решение.
Тут мимо нас красиво проходит килевая яхта, по-моему, четвертьтонник. Ну, мы вообще были главным аттракционом акватории, редкая моторка не сделала вокруг нас пару кругов. Ребята спрашивают, все ли в порядке и не нужна ли помощь (они видели, что мы сбрасывали паруса), мы благодарим, они закладывают вокруг нас вираж... и на хорошем ходу влетают на мель. У нас-то максимум, что торчит вниз — шверт и руль, там сантиметров 70, а у них осадка как минимум метра полтора. Их кладет почти на борт и "с дрыгом", скачками (они цеплялись килем за песок) вываливает нам на траверс метрах в двадцати. Конечно, тарана у нас нет, но нашего форштевня пробить их корпус хватит, мы его только вдвоем переносим, это тяжелая и сложная конструкция. Как мы успели оттабанить и погасить ход, я не знаю, однако разминулись.
После этого Даня героически держит руль, мы впрягаемся в весла, и уходим за полуостров Гамаюн в ветровую тень и кувшинки прямо по краю камышей. И тут нас опять спасает перфикционизм.
Две недели назад, когда мы осматривали берег на предмет стоянки, мы шли от Оброшинского кордона (уже не существующего, где остатки пристани) до Гамаюна, и хотели на этом остановиться, но все-таки прошли дальше по берегу и осмотрели все доступные выходы к воде. Даже ругались: нафига это надо, мы сюда все равно не пойдем. Так вот — мы вышли на последнюю из пригодных для швартовки точек. При том мы точно знали, что идти надо не на 10 метров вправо или 5 влево, поэтому вышли идеально.
Развернулись кормой, вытащились, зашвартовались... честно? зачалились, швартовки не было :))) Выпросили у отдыхающих телефон, дозвонились путем сложных эволюций до острова, где нас ожидали Маринка, Катерина и Бус, тут нас накрыло дождем. Развернули парус, спрятались. Обсудили устройство съемного тента для каюты. Дождались, пока ветер уляжется, подняли рею и пошли назад, где нас уже радостно ждали пираты с морским сражением.
На следующий день возвращались при умеренном ветре, нагруженные почти до предела (10 человек плюс рюкзаки, т.е. с древесиной галеона нагрузка на катамаран получалась где-то тонна с четвертью), и при этом спокойно меняли галсы, особенно прилично, как ни странно, шли в бейдевинд.
Что я скажу про все это? Мы построили корабль. Не яхту, не декорацию, а корабль — большой, грузоподъемный, в нормальных условиях немного медлительный, но честно идущий с нами и с грузом. И даже справившийся с экстримом, на который он вовсе расчитан не был.
Нас спасло (по порядку):
а) Лешкин конструкторский гений, создавший из всьма подручных средств жизнеспособное средство передвижения по воде;
б) перфекционизм Игоря, всегда делавшего выбор в пользу доски потолще и крепления понадежнее;
в) умение Даниила, который поставлил нас под парус и выбрал грамотные тактические решения в трудную минуту;
г) высокий моральный дух, потому что никто не запаниковал, не бросил шкот и весло без команды, а работал в полную силу до последнего;
д) излишняя (как нам казалось) предусмотрительность на подготовительном этапе (ну, в осмотре окрестностей Оброшино — Гамаюна есть и моя заслуга, это я повел место искать, мы в тех краях еще с покойным отцом отходили немало);
е) здравый смысл в принятии ршений и немного удачи.
Полностью Маринкин репортаж смотрите тут: http://gallery.ru/watch?a=WWM-iGQq
К сожалению, во время собственно морского боя она нас видеть не могла, для таких съемок нужен был третий экипаж, с легким спортивным катом или моторкой. Впредь надо учитывать.